История Китая с древнейших времен до наших дней

Возникновение цивилизации древних китайцев

Книга:
История Китая с древнейших времен до наших дней.
Москва - Главная редакция восточной литературы, 1974 г.

Китай — страна одной из древнейших цивилизаций мира, возникших за несколько тысячелетий до нашей эры в бассейнах великих рек — Тигра и Евфрата, Нила, Инда и Хуанхэ. Непрерывность развития китайского очага культуры, его этнических и политических традиций — одна из важных особенностей истории Китая. Вторая особенность заключается в географической отдаленности и изолированности Китая от других центров мировой культуры.

Эти черты в значительной мере способствовали тому, что китайская цивилизация стала постепенно рассматриваться как явление, возникшее целиком на местной автохтонной почве. В действительности, как свидетельствуют источники, на всем протяжении своего формирования и развития это общество не только оказывало влияние на соседние народы, но и воспринимало от них многие культурные достижения, впитывало разнородные этнические компоненты.

Восстановить древнейшие этапы сложения китайской цивилизации стало возможным только после того, как в Китае начались археологические исследования. В 1918 г. шведский геолог И. Андерсон открыл в местечке Чжоукоудянь под Пекином четвертичную фауну и начал здесь раскопки. Позже китайский археолог Пэй Вэнь-чжун обнаружил в одной из пещер Чжоукоудяня обломки черепа раннепалеолитического человека — синантропа, а затем костные остатки и каменные орудия человека позднего палеолита — шаньдиндунского человека.

Находки синантропа близ Пекина и в провинции Шэньси на северо-западе Китая (1963 г.) и шаньдиндунского человека дали возможность сделать вывод о том, что территория современного Китая входила в область первоначального формирования человека современного вида.

Шаньдиндунцы жили в пещерах, занимаясь преимущественно рыболовством и охотой. Они использовали каменные оббитые орудия и другие поделки из кости и рога. Находка полированной костяной иглы позволила предположить, что шаньдиндунцы знали уже одежду (вероятнее всего, из звериных шкур). У них были своеобразные украшения из зубов дикой собаки, а также просверленные каменные бусины. Наличие погребального обряда свидетельствовало о существовании религиозных представлений. Возможно, единицей социальной организации у шаньдиндунского человека был материнский род.

В 1921 г. И. Андерсоном впервые была найдена в бассейне среднего течения Хуанхэ культура неолитической расписной керамики и шлифованных каменных орудий, которую он назвал культурой Яншао.

Из всех наиболее ранних неолитических культур, открытых в бассейне Хуанхэ и на близлежащих территориях, большую роль в процессе формирования китайского этноса сыграли три: Цюйцзялин, Мацзяяо, Яншао. Культура Цюйцзялин, ареал распространения которой охватывал бассейн р. Ханыпуй, характеризовалась оседлым земледелием. Главной сельскохозяйственной культурой был рис, обугленные зерна которого находили на цюйцзялинских поселениях. Жилищем служили углубленные в землю хижины, разделявшиеся внутренними перегородками на несколько отдельных помещений. Цюйцзялинцы пряли на веретенах с круглыми глиняными пряслицами, украшенными цветным орнаментом. Они использовали разнообразную посуду, изготовлявшуюся ручным способом и иногда также покрывавшуюся крашеным орнаментом.

Культура Мацзяяо была распространена к северо-западу от культуры Цюйцзялин, в верхнем течении р. Хуанхэ. Мацзяяо — типичная восточноазиатская культура крашеной керамики, отличавшаяся, однако, той особенностью, что глиняная посуда раскрашивалась после того, как она обжигалась в печи. Основу земледелия составляло возделывание чумизы (один из сортов проса). Люди занимались разведением собак и свиней, являвшихся главными домашними животными.

В среднем течении Хуанхэ и на ее главном притоке р. Вэйхэ примерно в V-IV тыс. до н. э. развилась наиболее яркая и хорошо изученная неолитическая культура Китая — Яншао. Природные условия этого района тогда существенно отличались от современных. Огромное лессовое плато было покрыто сплошным массивом лесов, богатых оленями и другими животными. Только в непосредственной близости от рек человек производил пожог и корчевку кустарниковых зарослей. Благодатные лессовые почвы, поддающиеся обработке с помощью самых несложных орудий труда, давали обильные урожаи такой неприхотливой культуры, как чумиза. Более теплый и влажный, чем теперь, климат позволял возделывать ее, не прибегая к искусственному орошению. Для вскапывания земли применялись каменные и деревянные орудия. Урожай убирали плоскими каменными или керамическими прямоугольными ножами с отверстиями для продевания ременной или веревочной петли.

Яншаосцы охотились на оленей, кабаргу, тапиров, бамбуковую крысу. Они занимались разведением домашних животных — свиней и собак; ловили рыбу на костяные крючки или сетью с каменными грузилами, били острогами.

Производство орудий из камня и кости, а также гончарство были наиболее развитыми отраслями ремесла у яншаосцев. Каменные и костяные изделия отличались тщательной полировкой, нередко имели аккуратно просверленные отверстия. Гончарная посуда, которую в изобилии можно найти в поселениях Яншао, восхищает изяществом своих форм, мастерством изготовления, гаммой расцветки — от ярко-красных до оранжево-лимонных тонов. Но более всего поражает в произведениях яншаоских гончаров сложный геометрический и зооморфный орнамент.

В отличие от мацзяяосцев они расписывали посуду до обжига, поэтому орнамент не смывался и не отслаивался. Кроме расписных чаш и мисок широкое применение получил остродонный керамический сосуд, отдаленно напоминавший древнегреческие амфоры. Этим сосудом доставали воду из источника: небольшие ручки, в которые продевалась веревка, были сделаны с учетом центра тяжести. Сосуд окунался в воду горлышком вниз, а затем по мере наполнения нижняя часть его перевешивала и он сам собой выпрямлялся. Яншаосцы одевались, вероятно, в тканую одежду, о чем свидетельствовали пряслица, небольшие костяные иглы и отпечатки тканей на днищах глиняных сосудов.

В 1954-1956 гг. у дер. Баньпо, недалеко от г. Сиань, было раскопано поселение, позволившее в общих чертах воссоздать картину жизни небольшой неолитической общины. В средней части поселения помещалось четырехугольное здание общей площадью более 125 кв. м. По периметру здания сохранились углубления от 30 с лишним опорных столбов, на которых покоилась кровля. Вокруг здания были расположены круглые или квадратные хижины каркасно-столбовой конструкции, несколько углубленные в землю; стены их состояли из вертикальных шестов, обмазанных сверху глиной с примесью соломы. В середине жилища находилась очажная яма. Эти жилища по своим размерам были намного меньше центрального помещения. Все поселение окружал ров, за которым начиналось кладбище.

Небольшие размеры домов свидетельствовали о том, что они могли служить жилищем одной-двум брачным парам. Что касается центрального здания, то некоторые археологи считают, что оно предназначалось для общественных нужд всего коллектива и служило местом собраний и празднеств. Не исключено, однако, что это — «мужской дом», в котором жили юноши общины. В Яншао детей хоронили в отличие от взрослых не на кладбище за поселением, а в больших глиняных сосудах около жилищ.

Каждому из яншаоских поселений были свойственны свои собственные, строго определенные зооморфные орнаменты: рыбы и олени — в Баньпо, ящерицы и черепахи — в Мяодигоу (провинции Хэнань), длиннохвостые и короткохвостые птицы — в Хуасянь (провинции Шэньси). Возможно, это являлось отражением дуально-родовой экзогамной организации. Некоторые из изображений животных имели в то же время определенные антропоморфные признаки (например, сочетание изображения человека и рыбы). В этом находила свое выражение идея тотема— животного предка и покровителя людей данного родового коллектива. Позднее древние китайцы изображали своих мифических первопредков в виде полулюдей-полуживотных: Фуси, якобы научившего людей охотиться и ловить рыбу, — с телом змеи; Шэньнуна, изготовившего первые деревянные земледельческие орудия и впервые начавшего употреблять в пищу хлебные злаки, — с головой быка.

Китайская мифология наполнена описаниями изображений, в которых причудливо переплетаются отголоски древнейших анимистических представлений и стремление найти персонифицированных «авторов» всех важнейших культурных достижений. Здесь и Суйжэнь, открывший способ добывания огня путем трения; и Ючао, научивший людей строить шалаши; и Хуанди, который ввел обычай варить хлебные злаки на пару и начал сооружать наземные жилища и изготовлять лодки. В древнекитайских мифах и исторических преданиях содержатся указания на то, что «в древности люди знали мать и не знали отца». С этим тесно связаны многочисленные легенды о «непорочном зачатии» всех выдающихся героев и «правителей» древности, представляющие собой отголосок первоначального господства матрилинейной родовой организации.

В письменных памятниках, дошедших до нас, имеются также и более поздние легенды и предания, отражающие уже эру разложения первобытнообщинных отношений и возникновения социального неравенства. В конфуцианском трактате «Лицзи», написанном во второй половине I тыс. до н.э., содержится, например, следующая оценка путей общественного прогресса: «Когда господствовала Великая Справедливость, Поднебесная была общей, тогда избирали мудрых и способных, полагались на доверие, сохраняли мир и согласие.

Поэтому люди относились как к родственникам не к одним только близким родственникам, считали своими детьми не одних только своих детей. Старики имели опору на закате своих дней, возмужавшие имели себе применение, юные подрастали, а вдовые, сирые, одинокие и больные имели пропитание. Мужчины получали свою долю, а женщины находили себе пристанище. Люди скорее готовы были бросить богатство на земле, но не стали бы прятать его у себя; скорее вообще не напрягали бы свои силы, чем стали бы использовать их для своей лишь собственной пользы. По этой причине не возникало злых умыслов, не было воровства и разбоя, двери не запирались.

Ныне, — продолжал автор трактата, — когда Великая Справедливость в ущербе, на Поднебесную смотрят с точки зрения интересов своей семьи, относятся как к родственникам только к своим близким родственникам, считают детьми только своих детей, богатство и силы употребляют для самих себя».

Первые следы появления имущественного и социального неравенства отмечались уже в памятниках поздненеолитической культуры Луншань (примерно конец III тыс. до н. э.), пришедшей на смену Яншао на всем протяжении среднего и нижнего течения р. Хуанхэ. Наиболее явным внешним отличием этой культуры от прежних было то, что в Луншань изменился цвет керамики: глиняная посуда — не красная, как в Яншао, а чаще всего серая и черная. Это явилось результатом технического совершенствования обжига, который осуществлялся теперь без свободного доступа воздуха в закрытых печах, что резко повышало температуру внутри обжигаемой камеры.

Появившийся гончарный круг значительно способствовал повышению производительности труда. Земледельческие орудия стали более совершенными. В одном из поселений культуры Луншань обнаружены отпечатки двузубого деревянного орудия для вскапывания земли, широко известного в более позднее время под названием лэй. (Орудие этого типа было также распространено у басков и индейцев Центральной Америки.) Основной земледельческой культурой продолжала оставаться чумиза, а среди домашних животных появились крупный рогатый скот и козы.

Важные сдвиги в социальной структуре общества были прослежены по изменениям в погребальном обряде. В Яншао умерших хоронили в грунтовых ямах, куда клали глиняную посуду и другую утварь. Но если в то время в размерах ям и количестве сопогребенных предметов не наблюдалось сколько-нибудь существенных различий, то в луншаньских могильниках имущественная и социальная дифференциация проявилась уже вполне отчетливо.

По мнению некоторых историков, археологическая культура Луншань была создана племенами, известными по письменным источникам под названием «ся». Согласно преданию, Юй, предводитель ся, основал династию того же названия. Предшественниками Юя были правители Яо и Шунь. У Яо был сын, но свой «престол» Яо завещал не ему, а, посоветовавшись со старейшинами, назначил своим преемником мудрого Шуня. Тот, в свою очередь, передал власть не своему сыну, а прославившемуся умом и способностями Юю. Однако затем место Юя вопреки традиции занял его сын Ци. После этого верховная власть стала передаваться по наследству. В этом предании, бесспорно, содержатся указания на весьма важные исторические факты. В мат- рилинейном родовом обществе дети не могли принадлежать к тому же роду, что и их отец, а стало быть, не могли наследовать ему. Установление патрилинейного порядка наследования знаменовало собой ослабление родовых связей, укрепление индивидуальной семьи как новой ячейки общества, углубление социального неравенства.

MaxBooks.Ru 2007-2017