История Испании

Классы в Арагоне


История различных социальных групп в Арагоне известна далеко не в такой степени, как в Кастилии, поскольку отсутствуют основательные исследования по социальной истории Арагона, в то время как в изобилии имеются аналогичные работы, посвященные Кастилии.

Все же можно наметить основные линии развития, типичные для Арагона той эпохи. Прежде всего для первого этапа этого периода характерно дальнейшее обострение противоречий, вызванное развитием системы социальных привилегий. Оно проявляется в росте значения знати, в расширении прав дворянства относительно низших социальных групп и в том, что знать овладевает аппаратом управления страной.

Для второй половины изучаемой эпохи отмечается частичная утрата знатью былых преимуществ. Подобный процесс следует рассматривать как естественную реакцию, вызванную засильем знати. В XIV-XV вв. идет жестокая борьба королей с магнатами, в ходе которой зависимые социальные группы не добились, однако, освобождения. Вызволения из неволи им удалось добиться значительно позже.

Различные законодательные акты преемников Хайме I подтверждают иерархическое подразделение дворян на рикос омбрес по происхождению или баронов и дружинников-кавальеро или инфансонов.

Однако в 1451 г. кортесы в Калатаюде отменили старинный обычай, согласно которому королю предоставлялось право жаловать плебеев дворянским званием (ранее короли могли давать лицам низкого происхождения титулы инфансонов по грамоте. Рикос омбрес сохранили право получения от короля земель оноров и кавальерий и право распределения этих земель среди своих вассалов. Рикос омбрес по-прежнему обязаны были отбывать воинскую службу по требованию короля на условиях, о которых речь будет идти ниже.

Точно так же они обязаны были, если этого требовал король, возвращать ему селения и замки, полученные на условиях онора, и не имели права облагать жителей таких селений новыми или противными обычаю податями, притеснять и обижать их. Ущерб и вред, причиненный рикос омбрес обитателям владений, которые они держали на правах онора, должен был возмещаться за их собственный счет. При этом виновники подобных эксцессов утрачивали право на получение новых оноров.

Рикос омбрес не могли сооружать замки без разрешения на то короля и иметь вассалов на правах энкомьенды в селениях, принадлежавших другому сеньору. Но рикос омбрес могли приобретать имущество у королевских вассалов, что запрещалось сеньорам в Кастилии. Магнаты имели право покинуть пределы королевства и поступить на службу к другому государю, но при условии, если подобные акты не причиняли вреда интересам арагонского короля и страны в целом.

Дворяне не платили податей, носивших название боалахе и эрбахе, и могли собирать в свою пользу особый денежный налог — монедахе, который их вассалы обязаны были выплачивать королю. За убийство королевского вассала инфансоны должны были выплачивать выкуп.

В эту же эпоху были подтверждены привилегии духовенства и, в частности, права иммунитета, которыми пользовались церкви и монастыри. Иммунитет этот не мог нарушать даже сам король, за исключением тех случаев, когда речь шла о поимке воров, убийц и предателей, на которых не распространялось право убежища, присвоенное церквам и монастырям.

Церковные суды не могли разбирать тяжбы клириков фискального характера; однако церковь пользовалась правом частной юрисдикции и епископальные суды могли разбирать жалобы мирян на клириков.

Среднее сословие с каждым днем набирало новые силы. Возрастает значение муниципий, но в развитии городов отмечаются две различные тенденции — феодальная в северных вольных городах (Уэска, Барбастро, Сарагоса), стремящихся к обретению привилегий, аналогичных привилегиям знати, и демократическая, присущая южным городам, в большей степени обуржуазившимся. При этом северные города поддерживают знать и совместно с ней ведут борьбу с королями.

Но и в северных и в южных городах приобретенные привилегии способствовали росту социального значения среднего сословия и улучшению его положения. Крепостным и вилланам все эти перемены и сдвиги сулили одни лишь невзгоды. Подчиненное положение, в котором они находились по отношению к сеньорам, становится еще более тяжелым именно вследствие того, что знать приобретает новые привилегии. Их состояние ухудшается — может быть, и потому, что нормы римского права получают истолкование, благоприятное для тех, кому была выгодна феодальная система общественных отношений.

Бесспорно, формы крепостной зависимости обозначаются особенно резко как раз в эту эпоху и особенно в период, который открывается политическими реформами 1283 г. Между тем в других частях страны крепостная зависимость в это время уже исчезает. Классовая борьба, развернувшаяся в конце рассматриваемой эпохи в Каталонии и охватившая Арагон, не привела к освобождению вилланов.

И если, как уже отмечалось раньше, по закону 1247 г. рикос омбрес и запрещалось притеснять и угнетать обитателей владений, полученных ими на правах онора, то действенная сила подобного запрета была ничтожной по сравнению с укоренившимися в сеньориях обычаями совсем иного свойства. Об этом свидетельствует дискуссия, имевшая место на кортесах в Сарагосе в 1381 г., спустя год после того, как признаны были права неограниченной юрисдикции сеньоров в пределах их владений.

На этой же сессии кортесов рассматривался, как о том свидетельствуют соответствующие протоколы, вопрос «о праве знатных людей и кавальеро и любых сеньоров, имеющих своих вассалов, обращаться по своему усмотрению с вассалами, ибо имел место случай, когда жители местечка Ансанего, что в горах Хаки, вассалы кавальеро Перо Санчеса де Латрас, добились для своего сеньора запрета, каковой препятствует последнему обращаться с оными вассалами дурно.

И представители сословия знати заявляют, что этот запрет, исходящий от короля, либо от его хранителя печати, действующего от имени монарха, противоречит закону (фуэро) и что ни король, ни его должностные лица не могут разрешать дела подобного рода и вмешиваться в них, ибо любой знатный человек или кавальеро и любой сеньор, имеющий вассалов и живущий в арагонском королевстве, может обращаться со своими вассалами как ему будет угодно и, если это будет необходимо, морить их голодом или жаждой или гноить в темницах. А потому упомянутые представители просят короля, чтобы он отменил запрет, несовместимый с преимущественным положением знати. И после долгого обсуждения и споров король повелел отменить этот запрет».

Закон разрешал инфансонам в том случае, если один из их вассалов убивал другого вассала, уморить совершившего преступление голодом, жаждой или холодом, хотя для вынесения смертного или чрезвычайного приговора инфансоны должны были обращаться к королю или к его байли. Хустисья не обладал достаточными правами, которые позволяли бы ему оказывать покровительство вассалам знатных сеньоров, а народное сословие лишь в 1626 г. подало кортесам первую петицию в защиту угнетаемых вассалов.

В документах, относящихся к середине XVв., нередко фиксируются случаи крупных сделок на земли сеньоров «с мужчинами и женщинами, как христианами, так и сарацинами и иудеями, с правами юрисдикции в делах гражданских и уголовных, властью полной и неограниченной».

MaxBooks.Ru 2007-2015