История книги на Руси

Либерализация цензуры при Александре II


Как мы видели выше, при Александре I цензурная реформа была чуть ли не первым делом правительства при самом вступлении на престол молодого императора; напротив, при Александре II иные более важные и существенные реформы поглотили все внимание правительства; печать же долгое время, почти целое десятилетние, с 1855 по 1865 г., оставалась при тех же тягостных законах, которые существовали в царствование Николая

Однако, никогда пресса не была так либеральна и смела, как именно в это достопамятное десятилетие.

Когда после Крымской войны в русском обществе последовал взрыв реформенного энтузиазма, пресса воспользовалась этим случаем как нельзя лучше: общее движете, увлекшее за собою прессу, вместе с тем увлекло и самих цензоров. Журнал Каткова «Русский Вестник» появился с «иностран-ным отделом», чего прежде не бывало; в этом году (1855 г.) возник славянофильский журнал «Русская Беседа». Оба эти журнала, дорожа удобной минутой, с рвением заговорили об общественных и государственных вопросах, о дипломатических сношениях России с другими державами и высказывали суждения, несогласные иногда с видами правительства. Дошло до того, что князь Горчаков объявил в «Journal de St. Petersboarg», 1859 года, органе министерства иностранных дел, что «журналы русские, или считающиеся таковыми, издающиеся в России или в других странах, представляют не более, как свои собственные мнения, что правительство не берет на себя ни одобрять эти мнения, ни порицать их, и что еще менее может оно принять на себя ответственность за них, в каком бы то ни было отношении».

В шестидесятых годах в русской прессе господствовала обличительная литература. В особенности на этом поприще отличались два сатирических журнала «Искра» и «Развлечение». Выражение «попасть в Искру» сделалось таким же обычным термином, как впоследствии «сесть на скамью подсудимых». В начале 1860 года, для решения вопроса о печатной гласности и обуздания обличительной литературы был даже составлен особый комитет из министров Юстиции, Народного Просвещения, Внутренних Дел и шефа жандармов.

Результатом совещаний комиссии явился циркуляр 8 марта 1860 года, подтверждающий по цензурному ведомству, «чтобы не были допускаемы в печать сочинения и журнальный статьи, а равно изображения и карикатуры:

а) в которых возбуждается неприязнь и ненависть одного сословия в государстве к другому;

б) в которых заключаются оскорбительные насмешки над целыми сословиями и должностями гражданской и военной службы, над военным мундиром и занятиями по фронтовой части в мирное время и т. п.;

в) в которых, вопреки § 3 устава ценз., хотя не прямо с названием фамилии, а большей частью под таким прозрачным замаскированием, что легко узнать можно, о ком и о чем идет дело, оглашаются обстоятельства, относящиеся до нравственности и частной жизни разного звания лиц, до преступления их родителей, до происхождения или дурного поведения членов семейств и т. д.

А как в цензурном уставе нет особенной статьи, которая бы положительно воспрещала распространение извести неосновательных и по существу своему неприличных к разглашению о жизни и правительственных действиях Августейших Особ Царствующего дома, уже скончавшихся и принадлежащих истории, то с одной стороны, чтобы подобный известия не могли приносить вреда, а с другой, дабы не стеснить отечественную историю в ее развитии, периодом, до которого не должны доходить подобный известия, принять конец царствования Петра Великого. После сего времени воспрещать оглашение сведений, могущих быть поводом к распространению неблагоприятных мнений о скончавшихся Августейших лицах Царствующего дома, как в журнальных статьях, так в отдельных мемуарах и книгах».

С 1860 года начинаются отдельные преобразования цензуры, которая закончились реформою 6 апреля 1865 года — на новых началах: отмены предупредительной цензуры и замены ее карательною цензурою.

В указе 6 апреля 1865 г., между прочим, сказано: «Желая дать отечественной печати возможный облегчения и удобства, Мы признали за благо сделать в действующих цензурных постановлениях, при настоящем переходном положении судебной у нас части и впредь до дальнейших указаний опыта, нижеследующие перемены и дополнения:

Освободить от предварительной цензуры:

а) В обеих столицах:

1) Все повременный издания.

2) Оригинальный сочинения объемом не менее 10-ти печатных листов.

3) Переводы объемом не менее 20- ти печатных листов»

б) Повсеместно:

1) Издания правительственные.

2) Академические, университетские и ученых обществ.

3) На древних языках.

4) Чертежи и планы».

Таким образом, по новому закону, книги свыше 10 печатных листов — оригинальные, и свыше 20 печатных листов — переводные, освобождены от предварительной цензуры.

Эта льгота для «солидных» книг дана в тех видах, что они не так быстро обращаются в публике, как книги средние и мелкие; напротив, эти последние, будучи и по цене своей более доступными, всегда могут иметь более многочисленный круг читателей, нежели солидные книги. Дорогую солидную книгу мы привыкли видеть в кабинете ученого, мелкие дешевые книги ходят но рукам читателей.

По правилам 6 апреля, центральная власть но делам печати вверена министерству Внутренних Дел, и открыто Главное Управление по делам печати. Этому управление вверены, три рода дел:

1) наблюдение за произведениями печати, выходящими без предварительной цензуры;

2) наблюдение за типографиями, литографиями и книжными лавками,

3) администрация по делам правительственной цензуры.

Осталось прежнее деление цензуры — на светскую, духовную и иностранную. Самая главная административная кара по закону 1865 г. есть временное закрытие периодического издания. Книги, напечатанные без предварительной цензуры, за семь дней до выпуска в свет, должны, в 10 экземплярах быть представляемы в цензурный комитет.

MaxBooks.Ru 2007-2015