История книги на Руси

Роль Александр Филипповича Смирдина в развитии книжной торговли


После Новикова Александр Филипповича Смирдин в деле развития русской книжной торговли занимает первое место. Смирдин был сын московского мещанина, торговавшего полотном; родился в Москве 1794 г. Семи лет от роду он отдан был для обучения грамоте местному дьячку, а потом в книжную лавку — в мальчики. Когда в 1812 году французы заняли Москву, Смирдин бежал из нее, и за неимением средств, пешком прибыл в Петербург, где и поступил в книжный магазин Плавильщикова, который со временем сделал его главным приказчиком и управляющим магазина

Из всех книгопродавцев того времени имя Плавильщикова отличается наибольшими заслугами в области просвещения. Ему принадлежит слава основателя первой русской библиотеки для чтения: до него книги для чтения можно было получать от книгопродавцев не по выбору читателей, а по воле последних, которые и выдавали книги испорченные или старые. Плавильщиков прибыл из Москвы в Петербург в 1788 году; он сперва взял в аренду губернскую и театральную типографию, а затем открыл первую книжную торговлю в Гостином дворе. По словам современников, его магазин представлял «тихий кабинет муз, где собирались ученые и литераторы делать справки, выписки и совещания, а не рассказывать оскор-бительные анекдоты и читать на отсутствующих эпиграммы и сатиры». Все почти литераторы безденежно пользовались его библиотекой, даже и после его смерти, по духовному завещанию.

Плавильщиков умер 14 августа 1823 года, оставив духовное завещание, в котором предоставлял Смирдину или получить за свой ум и труды из вырученных денег от продажи товара довольно порядочную сумму, или принять на себя всю торговлю, с тем однако условием, чтобы расплатиться со всеми долгами Плавильщикова, простиравшимися будто бы до весьма значительной суммы, будто бы 3.000.000 руб. ассигнациями. Смирдин принял последнее и вскоре не только разделался с кредиторами, но и нашел возможным из скромного помещения у Синего моста перебраться в великолепно отделанный магазин, со шкафами из красного дерева, помещавшийся в бельэтаже в доме Петропавловской церкви, за огромную по тому времени наемную плату, 12,000 руб. асс. в год. Такого прекрасного магазина ни до Смирдина, ни после него у русских книгопродавцев не было. Его магазин сделался центром книжной торговли для всей России.

Развитие книжной торговли до Смирдина вообще шло тихо: и по недостатку разнообразия книг, и по недостатку на них покупателя. Зажиточное купечество ничего не читало, среднее сословие читало мало, а аристократ пробавлялась иностранными книгами, преимущественно, французскими.

«Русские (т. е. высших слоев общества) почти все воспитаны французами, говорит один современник 1800 года, с детства приобретают очевидное предпочтение к этой стране: они считают ее отечеством вкуса, светскости, изящных наслаждений, они считают ее отечеством свободы и разума. Французские эмигранты, загнанные к новейшим Киммерийцам, с удивлением нашли здесь людей, которые лучше их самих знали дела их собственной родины: есть русские молодые люди, которые размышляют над Руссо, которые, изучают речи Мирабо».

При подобном стремлении высшего русского общества — вообще ко всему французскому, не мудрено, что в 1800-х годах русские книги не находили себе доступа среди нашей интеллигенции. Что говорить о книгах, даже самый руский в высших слоях общества язык уступал свое место французскому.

Переехав в новый магазин, Смирдин пригласил к себе на новоселье некоторых русских ученых и литераторов, которые с готовностью приняли его предложение, и даже принесли ему свои статьи, впоследствии помещенные в «Новоселье».

По поводу издания «Новоселья», в предисловие Смирдин говорит:

«Простой случай — перемещение книжного магазина моего на Невский проспект (19 февраля 1832 г.) доставил мне счастье видеть у себя, на новоселье, почти всех известных литераторов».

Гости литераторы, из особенной благосклонности ко мне, вызвались, по предложению В. А. Жуковского, подарить меня на новоселье, каждый своим произведением, и вот — дары, коих часть издаю ныне, 19 февраля 1833 года».

В первой книжке «Новоселья» участвовали, между прочим, следующие писатели: барон Брамбеус, Ф. Булгарин, Н. Греч, В. Луганский, К. Мосальский, В. Панаев, О. Сеньковский, А. С. Шишков, Федоров, Е. А. Баратынский, князь П. Вяземский, Н. Гнедич, В. А. Жуковский, И. Козлов, И. А. Крылов, М. Погодин, А. С. Пушкин, Е. Ф. Розен, Д. И. Хвостов и Хомяков. Во втором томе участвовал и Гоголь своею «Ссорою Ивана Иваныча с Иваном Никифоровичем».

Смирдин дал толчок русской журналистике, основав «Библиотеку для чтения» которая читалась людьми всех сословий, всех возрастов.

До Смирдина журнальные статьи составлялись, нередко на половину, самими редакторами, или же приносили статьи начинающее писатели и отдавали их бесплатно из желания видеть себя в печати. От этого литературный материал не отличался особенным достоинством, по пословице: «даровому коню в зубы не смотрят».

Смирдин стал привлекать в свой журнал выдающихся писателей и ученых.

В то время в книжной торговле по литературе обращались, преимущественно, сочинения: Кантемира, Третьяковского, Ломоносова, Кострова, Аблесимова, Фонвизина, Хераскова, Державина, Княжнина, Щербины и Глинки.

Кроме того, в начале нынешнего, т. е. XIX столетия, в образованном русском обществе господствовала мистическая литература.

Смирдин издал, между прочим, Державина, Жуковского, Карамзина, Пушкина, Гоголя, а также — Булгарина, Греча, Полевого, Марлинского и друг. Все лучшее по части, литературы с 1830-1840 года издано Смирдиным.

Крупная заслуга Смирдина в книжной торговле это то, что он удешевил стоимость книги и этим расплодил читателей.

Басни Крылова продавались по 15 рублей ассигнациями; Смирдин заплатил Крылову 40,000 р., напечатал басни в 44,000 экземплярах и пустил в продажу по 4 р. ассигнациями.

«История Государства Российского» Карамзина продавалась по 120 рублей, а под конец даже по 150 р. Смирдин купил у наследников Карамзина право издания и пустил книгу по удешевленной цене.

В книжном магазине Смирдина любили сходиться Петербургские литераторы, чтобы побеседовать о разных литературных новинках, литературных предприятиях и т. п.

У Смирдина была своя типография и своя переплетная мастерская. Составив хорошее состоите на книжной торговле, он на ней же и потерял его. Чтобы поправить дело, Смирдину (и только ему одному) разрешена была правительством два раза беспроигрышная литературная лотерея по 1 рублю за билет, с правом выигрыша книги ценностью от 1 р. до 50 рублей и с одним выигрышем в 1,000 рублей перемни. Билеты раскупались быстро, лотерея разыгралась, но не поправила дела, способствовав, однако движению книжной торговли. Смирдин умер в 1857 году.

MaxBooks.Ru 2007-2015