История книги на Руси

Спрос на тряпье


Cпрос на тряпье — большой. Например, на одну только Невскую фабрику Варгуниных ежегодно расходуется на 150,000 р. тряпья, которое, кроме Нижнего Новгорода, покупается: в Ярославле Угличе, Ростове, Нерехте и Новоторжке. Не удивительно по этому, что тряпья не хватает, так что для приготовления писчей бумаги идет нередко норвежская ель, под названием «древесной массы», которая подмешивается к тряпью в количестве 25%

Если бы вам показали эту массу, то вы ни за что не отличили бы ее от обыкновенной писчей серой бумаги. А между тем, это — чистейшая ель, механическим способом обращенная в бумажную массу. В России, первое применение дерева к писчебумажному производству сделано в конце 1850 года на Славутинской фабрике князя Сангушко, в Волынской губернии, для выделки сахарной оберточной бумаги, но в настоящее время уже 11 фабрик изготовляют «древесную массу», а именно: в Волынской губернии — 3, в Московской — 2, в Финляндии — 2, в Новгородской — 1, в Могилевской — 1, Виленской — 1 и в Петербургской — 1.

Для получения «древесной массы», у нас употребляется преимущественно: ель в Финляндии, и осина и сосна в других губерниях. Лучшая «масса» делается из осины. Из «древесной массы» у нас приготовляют, преимущественно, оберточную и сахарную бумаги, а печатную бумагу — только для газет.

Бумага, сделанная из примеси разных суррогатов тряпья, скоро рвется и, вообще, недолговечна: она годится только на «картузы», обертку, а также для печатанья газет и дешевых школьных изданий, которых долговечность не повышает, в первом случай, нескольких дней, а во втором случае — нескольких месяцев. Для солидных же изданий или письменных актов, которые должны пережить много поколений, следует выбирать хорошую, крепкую бумагу.

Заметим, что разнообразием сортов бумаги, смотря по потребностям, отличается японская бумага. Так, например, кроме бумаги обыкновенной писчей, японцы выделывают особую бумагу для первоначального обучения азбуке, особую — для начертания нравоучительных надписей, вывешиваемых в храмах, особую — для писания стихотворений, для упаковки предметов, раздаваемых в подарок и проч., и проч. Так что вы уже по внешнему виду японской бумаги можете угадать для какой цели она служить: для школьников ли, для поэтов ли и т. д.

Из Вологодской и Архангельской губерний привозят в Петербург водой, на судах, огромное количество старых крестьянских лаптей, которые идут на серую бумагу. На писчебумажную фабрику Крылова ежегодно идет до 50,000 пудов лаптей, из Вологодской губернии. Пуд лаптей обходится от 60 до 70 копеек.

На фабрике, тряпье прежде всего сортируют по качеству, например, белое тряпье, синее, ситцевое, «сборка» (из мусорных куч), речные сети, пакля, мочала и т. п. Всего существует до 12 сортов тряпья. Грубая тряпка идет на выделку сахарной и оберточной бумаги или картона, а тонкая — на выделку высших сортов бумаги. Из одного фунта тряпья выделывается 8/4 фунта бумаги. Сортировкой тряпья занимаются на фабриках — «сортировщицы». Они, в тоже время, распарывают у тряпок швы, чтобы вытряхнуть засевшую там пыль и отпарывают пуговицы.

Каждая «сортировщица» может рассортировать от 10 до 14 пудов тряпья в один день. После того, тряпье поступает на машину, в рубильный барабан, где оно режется на мелкие части и, наконец, попадает в огромные паровые котлы, из которых каждый может вместить в себе до 100 пудов тряпичной массы.

Вываренное и очищенное тряпье идет затем в чаны (рольни), где оно перетирается механическим способом до тех пор, пока из него не образуется жидкая кашица, которая, от примеси белил и соды, принимает белый цвет. Из этой кашицы сделать бумагу уже легко: бумажная масса, двигаясь по бесконечной металлической сетке, попадает па огромные медные цилиндры, плотно прикасающиеся своими поверхностями друг к другу. Бумага наматывается на них, и они в одно и то же время сушат и прессуют ее. Побывав на писчебумажной фабрике, вы увидите любопытное зрелище: на ваших глазах, мало по малу, тряпье превращается в бумагу!

Общее количество тряпья, необходимая для удовлетворена производства наших фабрик, должно равняться 21/, миллионам пудов. Это количество легко могло бы быть добыто в России: полагая на каждого человека только 3 фунта тряпья (во Франции приходится 7 фунтов на 1 человека), общее количество тряпья во всей России составит свыше 5.000,000 пудов. С развитием книжного дела в России, и тряпичный промысел усовершенствуется и притянет к себе более рабочих рук. Наше тряпье поступает в торговлю не сортированным, тогда как заграницей сортировка тряпья доведена до высокой степени совершенства.

MaxBooks.Ru 2007-2015