История книги на Руси

Тургеневи его литературные доходы


В 1882 году, Тургенев писал Анненкову из Парижа:

«Вследствие расстройства моего здоровья, я желал бы еще при жизни сделать распоряжение о капитале, образуемом моими сочинениями. Полное их собрание (последнего издания) находится теперь в распоряжении книгопродавцев наследников купца Салаева в Москве, и срок их владения ими уже близится за истощением экземпляров. Желая продать теперь их вполне, с присовокуплением всех новых моих произведений, появившихся в журналах, сборниках и отдельно, — а также и всего того, что еще может быть написано мною впредь, конечно, по предварительном напечатали их в журналах — поручаю вам... отыскать покупщика и сообщить мне сюда, в Париж, проект доверенности, посредством которой я передам избранному вами лицу мои права собственности на означенные сочинения... При опреде-лена условиях предполагаемой продажи обращаю внимание ваше и почтенных моих советчиков вообще на то обстоятельство, что сам я не могу определить непременяемой цифры или цены нового издания; но могу приблизительно указать на следующие соображения.

Продажа моих сочинений доселе давала мне до 6,000 рублей годового дохода, не включая сюда 1,000 рублей, ежегодно получаемых с «Записок охотника»; да, вероятно, столько же, если не более, получали доходу с них и их издатели».

Так как Анненков и Стасюлевич отказались от хлопот по отыскиванию покупщика на новое издание сочинений Тургенева, то он через некоего Топорова предложил наследнику фирмы Салаева, Думнову, «не хочет ли он купить новое издание?»

Думнов ответил, что он готов купить новое издание и даже не прочь от приобретения сочинений Тургенева на вечные времена.

Тургенев решил «лучше сперва продать одно издание — а там виднее будет», и предложил следующие условия: издание выйдет в количестве 5,500 экземпляров, 25 экземпляров—авторских, цена 25,000 рублей, с рассрочкой на 2 года, но чтобы непременно 5,000 рублей были уплачены вперед.

Спустя несколько дней, Тургенев пишет своему посреднику: «молчание Думнова служит, кажется, доказательством, что он, в виду большого количества остающихся экземпляров, берет свое намерение назад. Если Глазунов точно желает быть издателем — тем лучше, но я сомневаюсь».

Хотя Думнов изъявил в письме к Тургеневу свое согласие на издание его сочинений, но дело расстроилось. В своем письме к Полонскому, от 8 августа 1882 г., Тургенев, между прочим, пишет: «дело с продажей моих сочинений окончено, только издателем будет не Салаев, а Глазунов (Петербургский голова). Нечего и говорить, что, как издателя, И. И. Гла-зунова я в тысячу раз предпочитаю московским господам».

Как известно, всякий журнал или газета щеголяют подбором более или менее известных сотрудников. О знаменитых писателях и говорить нечего: редакторы, что называется, осыпают их золотом, чтобы только залучить их в свой журнал. Перед началом подписки на журнал редакторы в многочисленных объявлениях оповещают публику, что в их «органе» будет печататься новое произведете такого-то знаменитого писателя.

В 1882 году, 24 сентября, Тургенев извиняется перед Марксом, издателем «Нивы»: «М. Г. болезнь помешала мне написать обещанную вам повесть. Так как здоровье мое до сих пор мало улучшилось, то пока я не могу сказать ничего определенного. Надеюсь, что мне удастся доставить вам повесть в течение будущего года, быть может в январе или феврале, но не знаю, на сколько могу уполномочить вас обязаться перед читателями. Что касается вашей программы (объявления о «Ниве» 1883 г.), то вы можете употребить следующие слова: «г-н Тургенев обещал нам повесть, которую он надеется доставить в редакцию в течение зимы».

«Сказать что-либо, или объявить название повести, было бы, по моему мнению, рискованно».

В письме к Топорову, 18 ноября 1882 г. Тургенев, между прочим, пишет: «повесть для «Нивы» я обещал, но с непременным условием не назначения срока. Никакого контракта я, разумеется, не заключал.

Маркс предлагает мне 2,000 рублей за 1 печатный лист его «Нивы», — который равняется двум листам «Вестника Европы». Цена, как видите, очень почтенная. Но я не хочу связываться — тем более, что мое здоровье опять значительно ухудшилось и я совсем не знаю, когда я буду в состоянии приняться за работу».

Повесть от Тургенева Марксу так и не суждено было получить.

Незадолго до своей смерти, Ив. Серг. Тургенев продал свои авторские права Глазунову — «на веки», т. е. до окончания законного срока права литературной собственности за 80,000 рублей. 15 июля 1883 года он писал И. И. Глазунову, из Буживаля, об окончательном устройстве дела, которое так сильно занимало его в последние месяцы жизни.

«Иван Ильич! С удовольствием узнал я от А. В. Топорова о желании вашем прибрести право собственности на издание всех сочинений моих.

«Предложение ваше совпадает с желанием моим передать право издания в руки честного и надежного издателя. Что касается до условий, то, надеюсь, что сумма в 80 тысяч рублей не покажется вам слишком высокою, так как я включаю в нее те 25,000 рублей, которые следуют мне по контракту 1882 года, а также и те 20,000, в которых я определяю стоимость «Записок Охотника», приносящих мне по 1,400 рублей и более ежегодно. Прибавив эти 20 тысяч к тем 60 тысячам, в которые было оценено полное собрание сочинений моих, с оставлением за мною права стереотипного издания «Записок Охотника», я нахожу, что требования мои не должны показаться вам слишком преувеличенными.

Глазунов, конечно, согласился, и в том же году отпечатал полное собрание сочинений Тургенева в количестве 15,000 экземпляров, в двух изданиях.

MaxBooks.Ru 2007-2015