Книга и графика

Книга во второй половине XIX в. - страница 3


К концу века распространение различных форм и способов фотомеханического репродуцирования помогает родиться характерному типу богатой книги со сборными иллюстрациями, для которых используются разнохарактерные оригиналы, как подобранные (например, из произведений станкового искусства), так и специально заказываемые

На смену естественной целостности изобразительного ряда приходит своего рода энциклопедическая «книга-выставка» разнохарактерных изображений на заданную текстом тему. Их стилистическая неоднородность подчеркивалась еще различиями графической природы штриховых, тоновых и цветных оригиналов и полиграфических техник воспроизведения, качеством и характером оттисков на текстовых страницах и на вклейках разнофактурных бумаг. Очевидный эклектизм художественного решения возмещался широтой представляемого материала, а также демонстрацией новейших полиграфических возможностей, техническим совершенством и богатством издания. В известной мере эти принципы, переработав, усвоила и познавательно-визуальная книга XX в.

Между тем с распадением стилевой и пластически-пространственной целостности книги ее формирование все больше определяется индивидуальным характером каждого издания, его функциональным соответствием своему назначению и адресу. Постепенно складываются отчетливые признаки различных жанров и типов книжных изданий: уникально-роскошные, добротные рядовые, лубочно-массовые; художественные и деловые — технические, учебные, научные, наконец, детские. Книга, специально предназначенная для детей, вообще весьма поздний продукт культурного развития (первые ее ростки — где-то в XVII—XVIII вв.). А свое особое лицо, зримые отличия от книги для взрослых, она постепенно вырабатывает лишь на протяжении второй половины XIX в. До этого не существовало ни самой идеи специально детской книжной структуры (того, что теперь называется «книжкой-картинкой»), ни специфического изобразительного языка графики для детей. Так, познавательные гра-вированные и раскрашенные от руки таблицы с изображениями различных животных и растений, издававшиеся для детей в конце XVIII в. немецким просветителем Ф.Ю. Бертухом (они распространялись и в России, снабженные специальным переводом текстов), ничем в сущности не отличаются от тогдашних иллюстраций в строго научных изданиях.

Между тем здесь уже сознательно осуществлялась идея наглядности и многоцветности в детской книге. Первые детские книжки нового типа были творениями осознавших не существовавшую ранее потребность в них дилетантов. В 1844 г. немецкий врач Г. Хофман, не найдя в книжной лавке ничего подходящего для своего маленького сына, исписал самодельными стишками, изрисовал и раскрасил тетрадку. Изданный вскоре его «Растрепка» стал популярным и породил жанр веселой книжки-картинки. Другим его создателем был англичанин Э.Лир, поэт и художник, сделавший свою «Книгу чепухи» (1846) для детей лорда Дерби. Профессиональный художник, он позволил себе в этом случае рисовать не по правилам: свободно и быстро, имитируя забавную неумелость, пародируя «настоящий» рисунок — и это оказалось открытием.

В Германии в 1860-х гг. В. Буш создает ставший очень популярным жанр юмористических рассказов в картинках со стихотворными подписями: «Макс и Мориц» (1865) и др. В это же время в Англии развивается повествовательная и нарядная цветная детская книжка. Уже в середине века ксилограф-репродукционист Э. Эванс разработал тонкую технику цветной тональной ксилографии с использованием наложения красок, дававшую достаточно богатую шкалу мягких переходов цвета. В этой технике он виртуозно воспроизводил изящные, несколько сентиментальные акварельные иллюстрации К. Гринауей, изображающие благовоспитанных и миловидных английских девочек, и развернутые в глубоком, тонко написанном пространстве природы бытовые сцены Р. Коддекотта. Заметно выделяются в этом ряду цветные детские книжки У Крейна. Опытный мастер декоративного искусства, сотрудник У. Морриса и последователь романтических принципов прерафаэлитов с их установкой на средневековые и раннеренессансные традиции, он создал иллюстрации, многими чертами предвосхищающие графический язык, выработанный лишь на рубеже следующего века, в эпоху стиля модерн.

В основе их — четкий линейный рисунок, насыщенный подробностями. Уверенно упругая линия плотно лежит на бумаге, образуя густой узор, который делает еще более ковровым, плоскостным контрастная яркая раскраска. Художник уделяет много внимания узорности богатых одежд и обстановки. В то же время Крейн умелый повествователь, тянущий от разворота к развороту нить большей частью сказочного повествования. Он ощущает книгу как стройное декоративное целое, охотно вводит тексты, написанные своей рукой, изящной, чуть манерной каллиграфией, ритмически и композиционно объединяемые с рисунком.

MaxBooks.Ru 2007-2015