История Китая с древнейших времен до наших дней

Китай к началу новейшего времени


К тому времени, когда в России произошла Великая Октябрьская социалистическая революция, Китай оставался полуколонией империализма, отсталым в социальном, экономическом, культурном и военном отношении. Подавляющее большинство населения было занято в сельском хозяйстве, где, несмотря на начало развития капитализма, господствовали феодальные производственные отношения.

Помещики, составлявшие 4% хозяйств, владели примерно половиной обрабатываемой земли (включая «общественные земли» — родовые, храмовые, школьные, управлявшиеся теми же помещиками).

Влиятельную часть класса помещиков составляли шэньши — своеобразное сословие, сложившееся в феодальном Китае. Они обладали землей, имели «ученые звания», полученные на сохранившихся до 1905 г. особых экзаменах, служили чиновниками. К ним примыкали тухао — местные заправилы, полупомещики, полукулаки, занимавшиеся также ростовщичеством. Шэньши и тухао составляли деревенскую верхушку.

Вместе с кулаками (6% хозяйств) помещики располагали 68% земельных площадей, тогда как бедняки имели всего лишь 17% земли (бедняки и батраки составляли 70% хозяйств), а середняки (20% хозяйств) —15% земли. Используя свою фактическую монополию на землю, помещики и кулаки жестоко эксплуатировали безземельных и малоземельных крестьян, сдавая им землю в аренду на кабальных условиях.

Арендаторы отдавали помещикам более 50% урожая, выполняли различные повинности. Крестьяне подвергались ростовщической эксплуатации со стороны того же помещика, кулака, купца или «профессионала»-ростовщика, несли бремя многочисленных налогов и поборов. Нередко помещик, купец, ростовщик и правительственный чиновник сочетались в одном лице или в одной семье, державшей в кабале сотни крестьян.

Крестьяне разорялись, теряли свою землю, продавали детей в рабство в качестве слуг и работников, превращались в нищих, шли в бандиты или нанимались солдатами в милитаристские войска. Разорение крестьян вело, как правило, к «непролетарскому обнищанию», так как лишь небольшая часть бедняков, пришедших в города, могла найти работу, хотя бы на самых бесчеловечных условиях.

Вследствие господства феодальных отношений сельское хозяйство Китая в техническом отношении оставалось на средневековом уровне, стихийные бедствия систематически наносили огромный урон урожаям. В то же время китайская экономика была частью мирового капиталистического хозяйства, и на положение китайского крестьянина влияли колебания цен на мировом рынке, экономические кризисы.

Из Китая вывозились шелк, табак, соевые бобы; экспорт чая к концу первой мировой войны сильно уменьшился из-за конкуренции английских и голландских колониальных фирм. В то же время Китай вынужден был ввозить продовольствие.

Для крестьянства были характерны преобладание натуральных и полунатуральных форм хозяйства, относительно слабая социальная дифференциация, сильное влияние родовых отношений и патриархальных представлений, неграмотность, распространение суеверий.

Феодальные отношения в деревне тормозили развитие Китая, были одной из причин политической раздробленности страны и зависимости от иностранных империалистов. В то же время в Китае развивался, хотя и очень медленно, капиталистический уклад. Иностранные и китайские капиталисты открывали предприятия современного типа, в основном легкой и пищевой промышленности.

Фабрично-заводское производства концентрировалось главным образом в нескольких крупных портах: Шанхае, Тяньцзине, Циндао, Ханькоу, Гуанчжоу. Тяжелой промышленности (кроме горной) почти не было. Развитию национальной промышленности препятствовали конкуренция иностранных товаров, произвол министров и чиновников, нищета огромного большинства населения, следовательно, узость внутреннего рынка.

В годы первой мировой войны, когда внимание и силы западных держав были поглощены борьбой за господство в мире, развернувшейся в основном на Европейском континенте, китайский капитализм рос быстрее, нежели в довоенный период. С 1913 по 1920 г. число предприятий увеличилось в 2,5 раза, число рабочих на китайских предприятиях — вдвое, капитал национальной буржуазии — в 1,5 раза. Но китайская буржуазия, несмотря на ее рост в годы войны, оставалась классом экономически слабым, стремящимся к независимости Китая, но политически нерешительным, склонным к компромиссам с империализмом и феодальными силами.

Молодой китайский рабочий класс был немногочислен. По окончании первой мировой войны в капиталистической промышленности было занято приблизительно 0,5% населения. Женщины и дети, неквалифицированные и сезонные рабочие составляли большинство, почти полностью отсутствовал потомственный промышленный пролетариат. Рабочие зависели от подрядчиков — старшинок, которые нанимали их обычно на условиях контрактации или ученичества, были посредниками между ними и предпринимателями, забирали часть их нищенской заработной платы.

В Китае отсутствовало социальное и трудовое законодательство, рабочие были бесправны, трудились по 11-14 часов, получали выходной день лишь один раз в две-четыре недели. Сильное аграрное перенаселение и полное бесправие рабочих использовались капиталистами для эксплуатации. Рабочий класс, подвергавшийся тройному гнету (иностранного капитала, «своей» буржуазии, феодально-милитаристской реакции), потенциально был наиболее серьезной революционной силой.

Большой удельный вес в городах занимали мелкобуржуазные слои (кустари, ремесленники, мелкие торговцы, мелкобуржуазная интеллигенция), а также люмпен-пролетариат. Эти слои, особенно представители интеллигенции, студенчества, нередко были застрельщиками выступлений против иностранного гнета, свержение которого оставалось главной задачей китайской революции.

Китай был опутан неравноправными договорами, представлявшими империалистическим державам широчайшие возможности для политического, экономического, военного и идеологического закабаления этой огромной страны. Полуколониальное положение Китая проявлялось прежде всего в господстве иностранного капитала в экономике.

Так, в начале 20-х годов империалисты полностью или частично контролировали половину добычи угля, в том числе треть механизированной добычи, всю добычу железной руды, все механизированное производство чугуна, им принадлежала половина ткацких станков, они распоряжались большинством железных дорог.

По неравноправным договорам Китай не мог устанавливать ввозные пошлины на иностранные товары выше 5% стоимости товаров. Чаще всего они были еще ниже. Так, в 1918 г. ввозные пошлины на ткани и хлопок-сырец составляли 2-3% их стоимости, на сахар — 3, на жесть — 3-4%. В 1921 г. в среднем они достигали 3,1% стоимости товаров. В то же время для китайских товаров существовали многочисленные внутренние пошлины, собиравшиеся на границах не только провинций, но нередко и уездов, — лицзинь.

Империалистические державы разделили Китай на «сферы влияния». В городах империалисты управляли обширными районами («посольский квартал» в Пекине, «международный сеттльмент» в Шанхае, иностранные «концессии» в Тяньцзине, Ханькоу, Гуанчжоу и многих других морских и речных портах, а также промышленных и культурных центрах). Иностранцы пользовались правами «экстерриториальности», они были неподсудны китайской юрисдикции. Империалистические государства держали в Китае свои войска, флот, полицию, органы разведки.

Господство империалистов и преобладание полуфеодальных отношений в экономическом строе порождали политическую раздробленность Китая. Номинально в Пекине функционировало центральное правительство, но оно не имело реальной власти в стране, а зависело от иностранных посланников и крупнейших милитаристов, которые контролировали провинции или группы провинций.

Милитаристские клики пользовались военной, политической, финансово-экономической поддержкой империалистических держав и защищали их «интересы», как и классовые привилегии помещиков, компрадоров, верхушки национальной торгово-промышленной буржуазии. Милитаризм мог развиться в Китае в условиях аграрного перенаселения, когда разорение крестьян поставляло в милитаристские армии сотни тысяч наемных солдат, а оружие и деньги поступали от империалистов, рассматривавших того или иного китайского генерала как своего ландскнехта.

Характеристика китайского милитаризма дана в резолюции VII пленума Исполкома Коминтерна (1926 г.): «Китайский милитаризм является социально-политической силой, которая в настоящее время господствует в большей части территории Китая. Существование в Китае государственной организации китайского милитаризма обусловливается полуколониальным положением Китая, расчлененностью китайской территории, отсталостью китайской экономики и наличием громадного аграрного перенаселения в китайской деревне».

Милитаристы грабили крестьян, ремесленников, торговцев, свирепо подавляли попытки рабочих бороться за улучшение своего положения, расправлялись с патриотическими выступлениями против империалистов. Почти непрерывные милитаристские войны обрекали трудящихся на нищету, ложились тяжким бременем на весь народ.

Господство проимпериалистических военно-феодальных клик было несовместимо с независимостью, демократией, единством и самим существованием Китая как государства. Поэтому наряду с задачами свержения гнета империалистов и ликвидации феодальных и полуфеодальных отношений история ставила перед китайским народом задачу уничтожения милитаристских клик и объединения Китая на демократической основе.

Революция 1911 г. свергла монархию, но республиканский строй был фикцией, а полностью зависевший от милитаристов «парламент» не имел влияния на политическую жизнь страны. Революция не привела к уничтожению пережитков средневековья в социально-экономическом строе Китая, не покончила с полуколониальным положением страны. Напротив, зависимость Китая от империализма усилилась, а появление милитаризма усугубило страдания народных масс.

На юге Китая, в Гуанчжоу, вождю революционно-демократических сил Сунь Ятсену удалось создать правительство с программой продолжения борьбы, начатой революцией 1911 г., однако его положение било крайне неустойчивым, поскольку опорой этого правительства были войска некоторых южнокитайских милитаристов.

MaxBooks.Ru 2007-2017